Эксклюзив Актуально

“Я благодарна за шанс на жизнь” — интервью с Еленой Штрой, которой трансплантировали печень

9 октября 2021, 08:30 Ольга Тетеріна
“Я благодарна за шанс на жизнь” — интервью с Еленой Штрой, которой трансплантировали печень

Елене Штрой — обычной женщине из Житомира в прошлом году выпал шанс на новую жизнь. Во Львове врачи провели ей трансплантацию печени от посмертного донора.

На тот момент 40-летняя женщина заболела аутоиммунным гепатитом, вследствие которого развился цирроз печени. Поэтому единственным выходом для нее была именно трансплантация. Ее донором стала львовянка, которая умерла от кровоизлияния в мозг. Сын согласился на изъятие органов – сердца, почек и печени, поэтому спасти жизнь удалось сразу четырем пациентам.

Уже около 10 месяцев Елена живет с новым органом. Специально к Европейскому дню донорства и трансплантаций женщина рассказала Фактам ICTV обо всех деталях трансплантации и о том, как она живет сейчас.

— Чем вы занимались до болезни?

— Я жила как все: ходила на работу, воспитывала с мужем дочь. Все было спокойно, без всяких серьезных неурядиц. Ездили на отдых, и все было хорошо.

— С чего началась ваша борьба за здоровье?

— Первым звоночком был случай, когда меня положили в инфекционную больницу. Врачи подозревали, что у меня болезнь Боткина, но диагноз не подтвердился. Так я жила с этим еще 2-3 года, ничего не тревожило.

Но вдруг, когда мы с мужем приехали с отдыха, у меня заболели почки. Я попала в больницу, и после ряда анализов врачи обнаружили проблемы с печенью. К сожалению, найти корень проблемы было не так просто, поэтому в течение года врачи не смогли поставить диагноз. Меня проверяли на наличие различных вирусов, гепатитов и все давало отрицательный результат.

После этого меня направили к хорошему врачу в нашем городе – гепатологу, и он сказал мне: “Без диагноза ты отсюда не уйдешь”. В декабре 2018 года я попала еще раз в больницу, и мне поставили диагноз – аутоиммунный гепатит. На тот момент у меня был первичный билиарный цирроз, то есть не все было так печально. Врач объяснил мне, что с этим диагнозом люди живут, главное — принимать лекарства. Поэтому я так и делала, мы фактически в это время работали на таблетки. Никто не подозревал, что эта болезнь будет так быстро прогрессировать.

— А болезнь как-то проявлялась?

Болезнь никак не проявлялась. Разве что была слабость. Но я думала, что устала, не выспалась. То есть списывала это на какие-то мелочи. Пока я не попала в больницу с почками.

— Когда болезнь начала проявляться агрессивно?

— В прошлом году где-то в начале сентября у меня случился первый приступ — это было внутреннее кровотечение, меня забрала скорая. Там я подлечилась и через неделю уже была дома. Но прошло три дня, и кровотечение повторилось. Оно было очень серьезным. Я находилась в реанимации. Врачи сообщили, что необходима операция, которая даст мне время найти донора, чтобы осуществить трансплантацию печени. Я согласилась. И эта операция спасла мне жизнь, потому что если бы произошло хотя бы еще одно кровотечение – я бы умерла.

Операцию мне делали на пищеводе. Она называется легирование. Мне поставили специальные кольца, которые пережимали варикозные расширения вен и препятствовали возникновению кровотечения.

Это действительно дало мне драгоценное время, чтобы стать в очередь и подыскать донора. Ведь родных, которые могли бы поделиться кусочком печени у меня нет.

После этого я поехала в институт хирургии и трансплантологии им. Шалимова, где меня поставили в очередь.

— О чем вы думали в период, когда ждали появления донора?

Когда мне сказали, что нужна трансплантация, то я сразу отреагировала на это так: “Это из области фантастики“. Я во все это не верила, потому что думала, что в нашей стране это невозможно. А заграницу ехать у нас не было возможности. Меня родственники уговорили поехать в Киев и стать в очередь, потому что для меня это было чем-то нереальным. Я была настроена на то, что ничего не получится.

Также бывают такие ситуации, как у меня, когда человек становится в очередь, у него нет доноров среди родных. И, к сожалению, люди просто не доживают, ведь сейчас у нас с этим тяжело. Посмертное донорство еще не развито в Украине. Родственники часто не соглашаются на трансплантацию, боятся или же просто не хотят. Вот о чем я думала.

— Когда вы узнали, что для вас нашли подходящего донора?

— С октября по декабрь 2020 года мне звонили трижды и сообщали, что есть потенциальный донор. Они проводили разные анализы, но каждый раз что-то не сходилось и не получалось. Я вообще не была уверена, что мне могут действительно найти донора. С самого начала, когда мне сказали о трансплантации, я подумала, что это конец. Сколько проживу, столько и проживу.

Но судьба улыбнулась мне. 25 декабря вечером был обычный день, я была на работе. Как вдруг позвонил мой врач и спросил, здорова ли я. Ведь если бы у меня был хотя бы насморк, операция не состоялась бы. Он сообщил, что есть потенциальный донор во Львове. 26 декабря в 20.00 я с мужем приехала во Львов. В дороге я думала только об одном: “Хоть бы все получилось”.

— Как проходила подготовка к операции? 

Я приехала во Львов. Меня сразу положили в палату и взяли все необходимые анализы. Мне сказали, чтобы я отдохнула. А на следующий день меня должны были забрать в операционную. Если честно, я думала, что не смогу уснуть, потому что буду нервничать. Но я легла и крепко уснула, ни о чем не думая. Я сама была в шоке от такого.

Утром 27 декабря ко мне пришли врачи, которые приехали на операцию из Киева. Они меня вели с самого начала. Также врачи из Львова. Они спросили про мое настроение, а я ответила, что все хорошо. Поэтому в 12.00 началась операция и в 00.00 она успешно закончилась.

— Кто вам больше всего запомнился из врачей?

— Если честно, врачей было очень много. Помню прекрасного врача-анестезиолога. Она успокаивала меня перед операцией, говорила со мной. Также помню интерна Владимира. Он тоже старался настроить меня на позитив. Самыми главными были врачи во Львове — Олег Самчук и Максим Овечко.

А из Киева приехал Александр Гриненко, Андрей Жиленко, который вел меня до операции и после. Андрей Иванович был со мной постоянно — и утром, и вечером. И если какой-то показатель не был в норме — он тут как тут.

Все приложили усилия. Я настолько потрясена и даже не подозревала, что у нас есть такие талантливые врачи. Эти люди на своем месте. Олег Самчук — невероятный специалист. Когда я ехала домой после операции, он на листочке написал мне свой номер телефона и попросил его обязательно набрать. Я бы хотела каждому лично сказать огромное спасибо, ведь они сделали что-то нереальное.

— Когда вы вернулись домой?

— Меня выписали из больницы 22 января. То есть все новогодние праздники, даже свой день рождения я праздновала в больнице. За мной приехал муж и моя дочь с цветами. Они забрали меня домой.

— Действительно ли операция прошла полностью за средства государства?

Да. Все самые необходимые лекарства предоставляла мне больница. Мы покупали только пустяковые препараты, например противовирусные и прочее. Ведь это не входило в программу.

Но все уколы, капельницы, самые дорогие препараты – покрывались государством. Если бы это все пришлось купить самостоятельно, было бы очень трудно, ведь это огромная сумма.

Даже сейчас государство покрывает мне некоторые препараты. Например, я сейчас пью препарат, одна упаковка которого стоит около 10 тыс. А мне таких нужно три пачки на месяц.

— Вы общались с родными донора?

— Я общалась с сыном моего донора в марте 2021 года во время съезда во Львове всех реципиентов. Моим донором стала 47-летняя Наталья, мать Любомира. У нее произошло кровоизлияние в мозг, и сын позволил отдать четыре органа матери – сердце, почки, печень.

Мы все вчетвером встретились с сыном, чтобы пообщаться. Встреча была душевной — наплакались и наговорились. Мы все очень ему благодарны за такое решение, которое спасло нам жизни. Он смог найти в себе силы. В самом деле, это очень тяжелый момент – собрать всю волю в кулак и подписать документы. Я никогда этого не забуду и буду благодарна ему всю свою жизнь.

Я обязательно поеду во Львов на могилу его матери, чтобы еще раз сказать спасибо за шанс на жизнь.

— Кто вас все это время поддерживал? 

Это мои драгоценные муж и 12-летняя дочь. Ну и конечно, моя хорошая подруга. Каждый раз, когда у меня начиналось кровотечение, она быстро прибегала ко мне и вызывала скорую. Также моя тетя и сестра. На самом деле огромное количество людей поддерживало меня. За это я им очень благодарна.

Родным досталось больше всего. Они пережили все вместе со мной.

— Чем занимаетесь сейчас?

— Я пока не работаю. Врачи сказали, что после операции необходимо год побыть дома. Ведь я принимаю препараты, которые подавляют иммунитет, чтобы печень полноценно прижилась. Поэтому и не контактирую с большим количеством людей, поскольку что есть риск инфицирования различными болезнями.

Сейчас я полностью со своей семьей. Мне дочь иногда даже говорит, что она не хочет идти в школу, потому что хочет побыть со мной.

— Может быть, вы нашли себе какое-то хобби?

— Моей мечтой было получить  права. Но почему-то постоянно не хватало времени на это. Пока я была дома, пошла на учебу, закончила ее и вот – теперь с удовольствием езжу на машине. Это мое любимое занятие.

— Хотите вернуться на работу?

Я работаю в малюсеньком магазинчике женской одежды. Там я уже много лет. С удовольствием бы вернулась туда. У меня  много постоянных клиентов, которые ждут меня, звонят.

А когда я прихожу в гости на работу, то все коллеги рады меня видеть и все ждут, когда я выйду работать.

— Какой совет вы можете дать нашим читателям, попавшим в похожую ситуацию?

— Единственное, что я скажу — никогда не нужно опускать руки. Надо идти до конца, стараться и бороться. Честно скажу, если бы родные не подталкивали меня в спину и если бы не полные слез глаза моей дочери, может, я бы  вообще ничего не делала. Варианты есть всегда, просто их надо хорошо опробовать. Не стоит забывать о вере и надежде. Потому что иногда чудеса действительно происходят.

Если вы увидели ошибку в тексте, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Cntrl + Entr.
Знайшли помилку в тексті?
Помилка