Я погрузил тело ребенка в машину, чтобы уберечь психику коллег: дневник врача из Мариуполя

Я погрузил тело ребенка в машину, чтобы уберечь психику коллег: дневник врача из Мариуполя

Медицинский директор по лечебной части больницы № 2 Олег Зима собственными глазами наблюдал за развитием ужасных событий в Мариуполе: обстрелы, смерть первых раненых, вывоз трупов из переполненного морга и увлечения заведения российскими военными.

В начале апреля мужчине удалось эвакуироваться из города, сейчас он находится за границей. Bird in Flight опубликовал заметки врача, которые он делал во время пребывания в городе.

Сейчас смотрят

По словам Олега, 24 февраля первыми от военных действий пострадали районы на левом берегу, расположенные вблизи линии разграничения с так называемым ДНР. Первый пациент попал к нему в больницу с осколочными ранениями. Это был 24-летний Виталий, которому ранило в руку, когда он вышел на улицу. Тогда за сутки они приняли 35 пациентов.

Из-за увеличения количества раненых, в больнице отменили плановые госпитализации и подготовку к плановым операциям. Зато усилили врачебные бригады в травматологии, хирургии, нейрохирургии и анестезиологии. В приемном отделении приоритет отдавали раненым.

— 27 февраля — первая смерть ребенка. Евангелину доставили с ранениями грудной клетки. Реаниматологи, медсестры, сотрудники скорой пытались спасти агонирующую пациентку, но не получилось: ребенок умер на глазах у матери, — рассказал врач.

Олег утверждает, что больница не планировала принимать военных. Но в начале марта из-за близости линии фронта к ним поступали украинские защитники, которым оказывали всю необходимую медичку помощь. Затем их перевозили в военные госпитали.

По адресам раненых, которые поступали в заведение, они понимали, как развиваются боевые действия в городе. 8 марта морг был переполнен, холодильники не работали, часть здания была разрушена.

За 12 дней войны у там собралось более пятидесяти трупов. Похоронить их вовремя не могли: единственное действующее городское кладбище расположено далеко от больницы, там шли бои. Поэтому проблему решили сами — на давно закрытом Центральном городском кладбище рабочие выкопали траншею, трупы решили прятать в ней.

Целый день с коллегами Олег оформлял бумаги, заворачивал тела в мешки, грузил в машины. Среди погибших молодые украинские военные, полуторагодовалый ребенок и коллега — врач-хирург Александр Ефремович, который умер от инсульта в первые дни войны.

— Тело ребенка я погрузил в машину сам: хотел уберечь психику молодых коллег от травмы. Пожалуй, это самое сложное эмоциональное испытание, — говорит Зима.

По состоянию на 9 марта количество пострадавших только росло. 5 марта в больницу поступило 34 человека, 6 — 49, позже — более сотни. Впоследствии российские захватчики сбросила авиабомбу на роддом на территории детской больницы.

— К нам привезли 16 рожениц. Одну из них с тяжелыми повреждениями костей таза экстренно прооперировали. Но спасти женщину не удалось — она умерла, не приходя в сознание, — добавил Олег.

Когда больницу снова обстреляли, работники и пациенты окончательно перебрались в подвал. Несмотря на то, что он не был подготовлен для работы, в нем безопаснее, чем в других помещениях и теплее (через разбитые окна здания дует ветер).

— После разрушения здания администрации вести учет пациентов мы больше не могли. Статистика первых шестнадцати дней войны: наша больница приняла 617 раненых, среди них — 414 гражданских 153 военных, 50 детей, — подсчитал врач.

Медик вспоминает, что как-то в больницу пришли бойцы так называемой ДНР, которые допрашивали персонал и искали в заведении военных из батальона Азов. Они просили найти им украинскую военную форму и хотели забрать единственную уцелевшую машину скорой. На отказ они реагировали угрозами, а к головам врачей приставляли оружие.

Тогда денееровцы взяли управление больницей на себя. Также в больницу привели жителей соседних домов, которые прятались в подвалах. Еда и лекарства заканчивались, а оставаться там было бессмысленно. Но солдаты никого не выпускали.

— 14 марта поток раненых уменьшился. Дороги разбиты, скорые до нас не доезжают. В больнице остается около 700 человек. Треть из них — пациенты, остальные — беженцы из соседних домов, сотрудники медучреждения и их семьи, — говорит Олег.

На следующий день медик узнал, что российская ракета попала в дом его родителей. Погибло шестеро мирных жителей. Родителям удалось выжить, но если бы они находились двумя этажами ниже, шансов бы не было.

С начала месяца до 16 марта в больнице умерло 59 пациентов, десять из них — дети в возрасте до 18 лет. Еще 20 человек умерло по дороге к нам, все от полученных ранений.

В результате боевых действий пострадали почти все лечебные учреждения города: первая, четвертая, девятая городские больницы, два роддома, почти все поликлиники. Медик добавил, что трудно посчитать, сколько мариупольцев погибло, не получив вовремя медицинской помощи.

Источник: Bird in Flight

Фото: Олег Зима

Если вы увидели ошибку в тексте, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Cntrl + Entr.
Loading...
Знайшли помилку в тексті?
Помилка